26 апреля, 2012

Третья часть интервью для Loudwire.

Наша сага о загадочной звезде Мэрилине Мэнсоне продолжается в третьей части эксклюзивного интервью. Мы уже публиковали беседу с Мэнсоном о «Born Villain» в первой и второй частях нашей интроспективы артиста, и в третьей части мы переходим к другим вопросам.
В этой главе мы расспросили Мэнсона о его роли в документальном фильме «Боулинг для Колумбины», изменившем восприятие артиста общественностью, и о том, как концепция «злодея» выступила в роли основы для последней трансформации Мэнсона.
Мэнсон в свое время послужил жертвенным барашком в одной из наиболее преданных огласке трагедий Америки. Этот поиск легких и быстрых ответов на запутанные вопросы того, что происходит в голове у подростков во время таких событий, как стрельба в школе «Columbine», немедленно заклеймил Мэнсона как злодея – так же, как и Judas Priest, Twisted Sister и Оззи Осборна в прошлом.
Мы поговорили с Мэнсоном об этой проблеме, о его мнении по поводу «Боулинга для Колумбины», его адаптации идеи «злодея» и о многом другом. Loudwire представляет третью часть личной беседы с Мэрилином Мэнсоном:

Скрытый текст
Когда ты появился в «Боулинге для Колумбины», это выглядело как катализатор того, как тебя должна была воспринимать общественность. Вдруг оказалось, что ты – остроумная и глубокомысленная личность. Видишь ли ты взаимосвязь между этим автоматическим мышлением и мышлением тех, кто так быстро показывает на тебя пальцем после таких событий, как Колумбина?

Ну, это показывает тебе… Я уже говорил раньше – люди не знают, через что я прошел в тот день, когда дал это интервью, потому что оно длилось почти два с половиной часа, и было дано до того, как я вошел на стадион. Я получил столько угроз убить меня, что меня охраняло 30 тайных агентов или около того. Идя туда, я знал – все мои знакомые говорили мне не делать этого, но мне пришлось. Если ты не можешь жить без того, что делаешь, ты должен быть готов умереть за это. Я на хер не хотел умирать, но должен был пойти туда.
Вот о чем я думал, когда давал это интервью. Это не значит, что я обожаю сниматься, и это забавно, потому что я играл эпизодические роли, например, в «Шоссе в никуда» – это мой любимый фильм Дэвида Линча. Я не настолько эгоистичен, но я абсолютно согласен с вами, что «Боулинг для Колумбины», единственное, что я сказал, пробил брешь – послужил катализатором, который открыл целое новое видение меня общественностью. После этого я выпустил «The Golden Age of Grotesque», и у меня появились силы и уверенность сказать – и я до сих пор думаю, что это был один из самых моих творческих периодов – вместо того, чтобы меня уничтожить, все это сделало меня сильнее. Вроде как люди перед лицом несчастья или человек против природы, что-то в этом роде.
Я не сделал ничего плохого. Самым большим вопросом для меня всегда было: «Люди думают, что моя музыка заставляет их убивать друг друга. Почему их не беспокоит, что на хер я сам собираюсь сделать?» [Смеется] У меня за поясом 36 обвинений из-за стрельбы в школах… за тем же поясом, что и мой член. [Смеется] Я в этом не виноват. Если бы я знал этих людей лично, это бы меня огорчило, но я не собираюсь воспринимать это лично. Вот что я понял, жизнь всегда меняется, а злодей – всегда катализатор, злодей – это всегда человек, который меняет историю. Я не имею в виду «злодей» как «плохой парень», я не говорю «плохой парень».
Когда я говорю «злодей», я вкладываю в это традиционный смысл, как в Макбете, или в чем-то подобном. Герой никогда ничего не делает во всех историях, мне не нужно идти в школу, чтобы понять это, хватило любви к литературе и фильмам. Герой ничего не меняет. Герой всегда остается прежним, в нем нет гибкости, он всегда герой. Злодей – это личность, у которой есть шанс что-то изменить. Они могут сломать правила, но вот в чем суть, иногда, если ты на хер не сломаешь правила, ты ничего не спасешь и ничего не изменишь.
Если кто-то собирается угрожать тому, что я люблю или к чему привязан, как они делали в прошлом. Я отдалил от себя все, и теперь чувствую себя так же, как и в начале, я не собираюсь быть невежественным и упрямым, как часто бывало, и никто не сможет угрожать моей семье или тому, к чему я привязан – моей девушке, кошкам, моей жизни. Иногда мужской инстинкт требует сделать глупость, я убью кого-то, если придется, но, в то же время, тогда я не смогу их защитить [близких], потому что буду в тюрьме или мертв, поэтому это неразумно. Мне нужно быть вне закона, мне нужно быть злодеем, человеком, с которым вы не захотите трахаться, поэтому люди не захотят трахать то, что я делаю. Вот что я начал воплощать в жизнь, и в чем по разным причинам был нерешителен, потому что по существу я был раздавлен многими вещами. Я начал терять индивидуальность, и кто угодно мог быть причиной. Если ты потеряешь свою личность, что у тебя останется?

Оставайтесь с нами, чтобы увидеть финальную четвертую часть интервью, в которой мы всесторонне обсудим с Мэрилином Мэнсоном освобождение Вэст-Мемфисской Тройки.

перевод: nameless

Источник:
Спасибо: Provider Module

Автор: nameless

8 комментариев к “Мэрилин Мэнсон: «Злодей — всегда катализатор»”

  1. black#1, 26.4.2012

    Cпасибо за все что вы делаете

  2. nameless, 26.4.2012

    Спасибо за то, что вы с нами)

  3. Mishael, 26.4.2012

    спасибо за перевод!

  4. Vilizzz, 26.4.2012

    Спасибо, nameless!!!

  5. Bastion, 26.4.2012

    nameless спасибо )

  6. 01, 26.4.2012

    Спасибо, nameless^-^

  7. dope, 26.4.2012

    бля… У Мэнса такие фразы четкие, с очень глубоким смыслом…спс переводчикам)

  8. Хах, 27.4.2012

    Спасибо за перевод, эта часть интервью самая любимая теперь.:)

Оставить комментарий